Tags: tobico

akai
  • tobico

Восток - дело тонкое, Петруха...

- Кэйто, о-мэ-ни какарэтэ урэсий дэс! - приветствую подружку-японку. - Рада тебя видеть, Кэйто.
Кэйто всплескивает руками и начинает меня - на японском же - поучать:
- Нет, ты неправильно говоришь, так говорят мужчины. Женщины должны говорить иначе. Другие слова, другая фраза.

Вот елки! Столько лет учишь язык, и все равно постоянно всплывают какие-то нюансы. История наших отношений с японцами хранит множество языковых казусов. Японский язык, отражая уникальные национальные особенности носителей, иерархию и этикет, труден для непосвященного. Многообразные формы «я», «ты», «вы», различные обороты вежливой речи выдергивают почву из-под ног, уводят в сторону сусанинской тропой. Выбрав по незнанию не ту форму «я» или «Вы», употребив неправильный оборот, можно нанести собеседнику оскорбление или уронить свой рейтинг. Существуют формы общения младшего со старшим, старшего с младшим, учителя с учеником, подчиненного с начальником, женщины с мужчиной, женщины с женщиной, мужчины с мужчиной, родителей с детьми, детей с детьми. Уфф… Кстати, это еще не все.
И вспомнилась история, которую поведал нам когда-то преподаватель японского языка.
Collapse )
akai
  • tobico

Абажур венецианского стекла

О том, что описано в моем рассказе, я услышала от бывшей коллеги, работавшей в области книгоиздательства. История оказалась настолько роскошной, что пропустить ее было бы преступлением.
Не зная подробностей, я дорисовала их самостоятельно, но остальное происходило именно так.

***
Солнечные лучи скребутся в окна. С отчаянной решимостью протискиваются сквозь плотные шторы, выискивая любую лазейку, щелку между тяжелых полотнищ.
На стекле - налет от дождевых капель, мутные пятна, ждущие майских праздников, когда они будут безжалостно смыты губкой, напитанной мыльной водой. Лучи пробивают себе дорогу, преодолевая эти заслоны, и устремляются в комнату. Промчавшись вдоль пыльных полок, заваленных книгами и журналами, игнорируя плюшевое кресло со свернувшейся в нем шерстяной накидкой, скользнув мимо телефонного столика (и брошенного перед ним клетчатого тапка), они достигают желанной цели - стоящего на тумбочке у стены светильника, который венчает абажур венецианского стекла. Абажур глубокого синего цвета. Абажур изысканных стройных форм. Абажур-рапсодия, абажур-гравюра, абажур-поэма.
Collapse )
akai
  • tobico

Лепешка с медом

Медвежонок мечтал о лепешке с медом.
Медвежонок вкусно приговаривал: "Лепешка с медом. Лепееооошка с мееооодом... ЛЕПЕЕООШКА С МЕЕЕОООДОМ".

Кто его знает, как назывался мультфильм и какую глубокую мораль он должен был донести до хрупкого юного сознания, ничего из этого я уже не помню. Я запомнила одно - лепешку с медом.

Лепешка с медом заполонила мое сознание. Став идеей-фикс, ни на секунду не оставляла она мои мысли, присутствуя там ежечасно. Лепешка с медом.
Не говоря уже о меде, слово "лепешка" звучало так вкусно!
Медвежонок приговаривал: "Меееооод, лиииповый.."

Представьте только, какое зомбирующее действие могла оказать на ребенка эта 10-15-минутная - непрерывно, пока шел мультик - медово-лепешковая вакханалия!

Мед был густой и светлый. Медвежонок выковыривал его лапой, и мед лежал на лапке солнечной горкой. Мишка-подлец слизывал его и кряхтел от счастья, а я , сидя на диване с опилковым медведем, сглатывала набегающую слюну и жаждала лепешек. Мне отчаянно хотелось зачерпывать липовый мед, и чтобы он непременно именно так золотился на моей ладошке.

Мультипликационная драма обнаруживала душераздирающие повороты в ходе сюжетной линии. Понимаете, медвежонок хотел лепешку именно с медом, но судьба-злодейка постоянно поворачивалась к нему красивым местом, подкидывая то мед, то лепешку, но никогда - вместе. Не помню, как развивались события, но кульминационный момент настал, и главный герой обрел-таки свое мучнисто-медовое счастье. Кажется, ему пришлось делиться.

Дальнейшее мое существование можно описать одним словом - ожидание. Я жила в ожидании лепешки с липовым медом, и оно растянулось на несколько лет.
Collapse )
akai
  • tobico

Деньрождение

Бабушка прислала мне розу. Тряпичную, красную, с зелеными мягкими листочками; такую яркую и красивую, что аж дух захватило. Ящик из кусков аргалита, чернильные почтовые штемпеля, а внутри - роза, и "Сднемрождением, внучка" и все такое. Здорово.
Ношусь с этой розой целый день, то туда ее положу, то сюда. Отойду, полюбуюсь - зыкинско!
Ну, посылка пришла за несколько дней до деньрождения - бабушка далеко живет, поди рассчитай, чтобы день в день пришло, не угадаешь. Лучше раньше, чем потом, правда ведь?

А я розу уже три дня ношу с собой. Неудобно - в кармашки не помещается, потому что стебель. Приходится в руке все время носить. Покладу ее на стол, займусь делами, уйду, а потом вспомню и бегу за ней. Схвачу в кулак, вздохну с облегчением и опять делами заниматься - народ покормить, в магазин сходить. Правда, всех я обычно не кормлю. Мишки и лёва - они хорошие, их кормлю. А кукол не люблю, поэтому нечего их кормить. Да, еще зайку кормлю.
Ну, и в магазин, конечно. Правда, денежков мало. В последнее время плохо с ними. Молоко все больше продают в пакетах. А раньше - в бутылках, с крышечками из фольги. Крышку надо снять, только аккуратно, а то порвется, разгладить ногтем, и получается большой блестящий кругляш. Это денежка. Зеленая крышка - от кефира, красная - от ряженки (фуууууууу…), белая - от молока. Больше всего у меня белых денежек. Серебряных. С ними и в магазин хожу, в соседнюю комнату. А зеленые и красные для красоты. Чуть не забыла - еще синие есть, но эти уже не помню откудова.

Вот деньрождение пришел наконец. Все меня поздравляют, уже совсем щеки обслюнявили. Как маленькую. А мне скоро в школу - уже через год. А Юльке Федякиной - через два, она еще ребенок совсем. Глупый и дурацкий. Я ее не люблю.

Вечером гости пришли. Подружка Оксанка, приятельница Танька, еще сестра моя Наташка пришла из своей комнаты. А потом пришла Юлька и родители. Я ее не звала, а мама позвала.

И мы ели и пили, и ни в чем себе не отказывали, потому что деньрождение.
Мама торт испекла, прагу. И на нем написала "сднемрождением".
А потом играли. Мама всегда выдумывает что-нибудь. Смешно. Как детям - всякие конкурсы. Ладно, пускай.

Я с закрытыми глазами срезала с веревочки номер, а потом мне дали кулек с этим номером, а там была моя книжка про птиц и конфеты. И я стала есть конфету, и пошла смотреть, что в кульках еще есть. И увидела свою розу!!!
Она прямо там лежала тоже с какой-то книжкой!!! И я от ужаса прямо не знала, что поделать. И побежала в кухню. И от страха вся заплакала.

А потом пришла Оксанка и сказала, что розу выиграла Юлька. И мама с папой поняли, что натворили, и начали говорить Юльке, чтоб поменяться. А Юлька заорала, и вцепилась в мою розу, нахалка такая, и так вопила, что ее родители скорей домой увели. И она розу мою забрала.

А я сидела и плакала, а они все вокруг меня толпились, и папа с мамой прощения просили. Прямо совсем загрустили. Ну что я, совсем сволочь, что ли. Нельзя же так над родителями издеваться и не прощать их. Говорю - да пускай Юлька на здоровье эту розу забирает. А мне не жалко совсем. Ну и что, что этой дуре досталась моя любимая роза, которую мне бабушка подарила. Бабушка мне ее на деньрождение прислала, а мне не жалко. И пусть Юлька подавится, жалко что ли. А они все равно почему-то расстроились.

И мы дальше праздновали, и опять себе ни в чем не отказывали, и стало лучше, потому что без Юльки.

Только я вот поняла с тех пор - деньрожденье грустный праздник. Красиво звучит, правда? По-взрослому.

© tobico
akai
  • tobico

Яблочный пирог

Памяти моей первой шарлотки посвящается



По квартире разносится запах яблок. Он вкрадчиво проникает во все уголки, обтекает углы и заполняет щели, проползает впритирку под дверями и устремляется к нам с неумолимой настойчивостью торговца шариковыми ручками в метро.
Учуяв это ароматное дуновение, зашевелил носом во сне отец, выглянули из-за плиты два таракана, блестя глазами и перемигиваясь радостно в предвкушении праздничного ужина: сестра печет пирог.

Яблочный пирог. Что может быть прекраснее этих двух слов? За яблочный пирог я могу спеть, сплясать и прочитать вслух с выражением два стиха Маяковского и отрывок из Евгения Онегина. Правда, на вашем месте я бы не соглашалась на пляску – это зрелище, требующее предварительной подготовки в кабинете психотерапевта. Так что, когда соберетесь пригласить меня на яблочный пирог, подумайте, что вы больше любите – песни или стихи Маяковского. Или отрывок из Евгения Онегина. С выражением.
Collapse )
akai
  • tobico

Home, sweet home

Именно так все и было. Чесслово.


Я люблю свой дом. Люблю его нежно, всем своим существом. Люблю как самое дорогое, что только есть у меня. Впрочем, так оно и есть. Дом - часть моей души, а я - часть его...
Дом был всегда. Я не помню себя вне его. Вся моя жизнь протекала здесь, в тепле и уюте, в тишине и покое, ласке и неге. Не знаю, кто создал его, но, думаю, это было лучшее творениее беззвестного мастера. Дом дарит тепло - кажется, сами стены согревают, обволакивают, убаюкивают.

У меня есть соседи. Мужчина, жещина и ребенок. У женщины красивый голос. Иногда она что-то напевает, и в эти минуты я ощущаю себя особенно комфортно. Мужчина не поет, хотя и его голос не лишен приятности. Ребенок поет часто. Когда громко, когда тихо. Временами он не поет, а плачет. Тогда во мне что-то сжимается, и я сворачиваюсь клубочком, зажмурив глаза.

Этим утром меня не покидало странное ощущение надвигающихся перемен, неуловимое чувство грядущей опасности. Дом, словно почувствовав это, заволновался, вздрогнул.

Пора уходить.
Кто это сказал? Куда уходить?
Пора уходить.
Это мой дом - куда же я пойду?
Голоса, голоса, много незнакомых голосов.
Выходи, выходи, малыш, не прячься...

Стены дома опять вздрогнули и неотвратимо толкнули к выходу.
Упираюсь, сопротивляюсь, борюсь. Выход - вот он, совсем рядом. Вот уже голова моя оказывается снаружи, и я слепну от внезапно нахлынувшего света.
Руки за порогом, ноги, а ко мне тянется кто-то большой-большой в белом облачении. Наверное, это бог.
Пытаюсь что-то сказать, но горло от волнения перехватывает и, не в силах выговорить ни слова, разражаюсь громким криком.

- Девочка, - говорит бог. - Три триста. С днем рождения, красавица.

Так я появилась в этом мире.

© tobico
tobico.livejournal.com
akai
  • tobico

О любви с первого взгляда

Когда Борька предложил мне свою любовь, а впридачу - целый ворох чудных игрушек, мое сердце было свободно. Поглядев на радостно улыбающуюся физиономию новообъявившегося жениха, взвесив тщательно все "за" и "против", я решила ответить ему взаимностью. Конечно, на мое решение нимало не повлиял тот факт, что игрушки были новые, яркие и ужасно классные, ну вот просто зыкинские.
В общем, я сказала, что тоже его люблю, и согласна на совместное владение совочками, машинками и прочим имуществом. И мы любили друг друга до вечера, пока мамы не разобрали нас по домам.

На следующий день, исполненная надежд на чудесное времяпрепровождение в компании с обретенной любовью и его нашими игрушками, я не шла, а летела в детский сад, перебирая почти по облакам потертыми сандаликами. Увы, с небес я была бесцеремонно сброшена - вероломный любимый объявил мне о расторжении нашей помолвки, так как теперь он любит Ленку. Жизнь сломана, честь и гордость растоптаны, душа выжжена, и отныне меня ждет только печальная судьба брошенной невесты. В общем-то, так все и было. Целых полдня. К обеду меня полюбил Сережка. Сережка любил меня целый год.

Наученная этой жестокой жизненной школой, я стала совершать поступки более осмотрительно, и если вы меня полюбили, инстинкт самосохранения не даст мне сразу ответить вам взаимностью. Придется немного потерпеть. Хотя бы до обеда.
akai
  • tobico

Не крутите пестрый глобус...

Я была училкой. Конечно, преподавателей в глаза так не кличут, но мы-то тоже не дураки. Знаем: как только отвернешься - тут тебе и смешки в спину, и рожи всякие невозможные, а если класс постарше - так и вовсе неприличности покажут. Фигу, например. И училкой будут звать. Никак иначе.

Диктант. Поворачиваюсь к классу спиной, не переставая монотонно читать про веселых мышей, трудолюбивых бобров, про зайцев - лесных барабанщиков, выбивающих дроби на звонких пнях... Закрываю книжку, поворачиваюсь к классу. Молодцы. Сидят, не болтают; не перекидываются легкомысленно записочками, не корчат друг другу рожи, не пытаются заглядывать к соседу. Мечта, а не класс. Вопросы есть? Нет. Никогда не бывает. Они все запоминают с первого раза. Собираю тетради в портфель, прощаюсь, иду к двери. За спиной остаются ученики: набитый опилками медведь, желтый львенок с потрепанной гривой, рыжая деревянная белка с полустершейся улыбкой и кукла, у которой заедает один глаз. Завтра я объявлю им результаты контрольной.
Collapse )
akai
  • tobico

Крушение иллюзий

То, что люди меняются, известно даже идиоту. Ясное дело, никто не остаётся навечно дурачком, который верит в деда Мороза, кладущего под елку подарки. До сих пор удивляюсь - как меня могли купить на эту дешевку? И хотя ни разу в доме не был застукан седой мужик в красной кацавейке, это не вызывало в моей нежной душе никаких сомнений. Что доказывает - уже в детстве я была склонна именно к творческой, а не аналитической деятельности.

Уже не помню в какой момент раскрылся обман. Кажется, мне помогла сестра. Осторожно, чтобы не порушить детсую психику, она начала разговор издалека :
- Ну ты и бестолковая, кулёма! Че, правда веришь в деда Мороза? Ну ты и кулё-о-о-ома!

Подготовив, таким образом, почву для дальнейших разоблачений, она перешла к основной мысли своего спича:
- Да это мама с папой кладут подарки под елку, а ты веришь! Ну кулё-о-о-ома...
Наташка решительно полезла в родительский шкаф, где и отрыла среди папиных носков, ремней и семейных трусов в клетку две замечательных сумочки. Надо ли говорить, что именно эти сумки и оказались утром нового года под елкой?

Родителей я не стала расстраивать - каково им было бы узнать, что детство мое ушло безвозвратно, оставив лишь горечь воспоминаний и легкую печаль по беззаботно прожитым пяти годам...