August 7th, 2016

половина

дурацкий случай

Оригинал взят у mihpetrov в дурацкий случай


Случай действительно совершенно дурацкий. Жили мы тогда в Хамовниках, на Фрунзенской набережной. В доме постройки еще позапрошлого века. На первом этаже. Ну как первый этаж - со стороны двора окна первого этажа были совсем низко, можно залезть, а со стороны улицы, куда выходили наши окна - очень высоко, метра четыре, так что никто не подойдет и не заглянет. Так вот, прихожу я домой, открываю дверь ключом, захожу, закрываю дверь и тут понимаю, что ключи забыл в замке. Обратно открыть изнутри дверь не получается. А так как Ирина тоже была дома, то надежды на то, что она придет и откроет дверь тоже не было. И мы оказались в заключении в собственном доме. Выслушав от жены все полагающиеся упреки и узнав какой я идиот, я стал соображать как выйти из этого положения. Решил высунуться в окно и просить прохожих о помощи. Но так просто высунуться из окна не получалось. Во первых стены в доме толщиной полтора (!) метра, во вторых довольно широкий подоконник, меня просто не видно с улицы. Поэтому я открыл окно, уселся в нем в позе сестрицы Аленушки и стал высматривать прохожих. И как назло - никого, ну то есть совершенно пустая улица! Сижу, кукую. Наконец появилась какая то женщина, не старая, открыть дверь для нее не составит труда. Я и говорю: извините, не могли бы вы мне помочь? А она сжалась вся, озирается, как будто ее окружила стая гопников с наглыми мордами и преступными намерениями, говорит как то неуверенно : мне тут надо...И противоторпедным зигзагом шустро сваливает вдаль. Я даже растерялся от такой реакции. Вроде ничего неприличного не предложил. Жду дальше. Идет какой то парень. Ну я ему: Друг! Спаси, помоги! Он сначала не понял откуда раздается этот жалобный крик, но потом все таки посмотрел вверх и увидел меня. Я как мог объяснил ситуацию и попросил его войти в подъезд и открыть дверь. Что он и сделал. Мы смотрели на него так, как будто он спас нас из тонущей лодки посреди моря-океана, хотели зазвать его в гости, напоить хотя бы чаем, а у нас еще и вино было. но он отказался и пожелав нам всего доброго удалился. А я перед тем как закрыть дверь еще раз проверил на всякий случай не остались ли ключи снаружи. Очень уж не хотелось снова оказаться в заточении.
майор

Как я провел вчерашним вечером.

Оригинал взят у rosa_branca в Как я провел вчерашним вечером.
   Про то, какой у меня был день – с жареным кабаном, фаду, кофе в Лагоа Албуфейра и прогулкой в облаках на Кабу Эшпишел, я расскажу как-нибудь потом. И покажу даже. А сейчас про вечер. Потому что вечер был действительно незабываемый.
   Ничто, как говорится, не предвещало. Мы с Филипе ехали из Сезимбры, я прикидывала, что вот щас вернусь домой, накормлю кота и лягу спать – наутро ехать аж в самую Алкантру, грызть гранит португальского языка.
   - С сегодняшнего дня я больше не буду говорить с тобой по-английски, - сообщил Филипе. – Только по-португальски. Это мой вклад в твое образование.
   Не успела я объяснить ему, насколько бесчеловечен этот вклад, как в переднее колесо что-то ударило. Колесо предсказуемо хлопнуло и застучало. Филипе ухом не повел, все продолжал разоряться, как я научусь говорить по-португальски и напишу на этом языке чего-нибудь достойное Пессоа. В крайнем случае – газеты «Публику».
   - Филипе, ты слышишь этот звук? спрашиваю я.
   - Слышу, - говорит Филипе и продолжает рулить.
   - И на что это похоже по-твоему?
   - Похоже, что мы потеряли колесо, - безмятежно отвечает Филипе.
Collapse )



 

майор

А вы любите варенье?

Оригинал взят у losew в А вы любите варенье?
Продолжаю тему Рафуля.
Операция Кадеш 1956 год.
После тяжелого боя при Митле батальон двинулся дальше на юг. Особого сопротивления они не встречали, занимали населенные пункты, перехватывали одиночные машины. Причем приказы Рафулю по большей части привозили посыльные, это были клочки бумаги без всякой подписи.
В Абу-Знайме местые жители встретили  парашютистов аплoдисментами и криками радости. Загадка вскоре разъяснилась, местные было уверенны, что это сирийцы пришли им на помощь и разогнали клятых сионистов.
Пришлось объяснить местным что к чему. Улица тут же опустела, исчезли даже бродившие в пыли куры, на которых у Рафуля имелись кое-какие планы.
Заправившись на заправке батальон двинулся дальше и к вечеру вошел в А-Тур. А-Тур был уже занят израильскими войсками и в городке находились несколько человек-израильтян изображавших местную администрацию.
Здесь батальон получил приказ остановиться на ночь.
Проблема была в том, что никакого снабжения парашютисты не получали и жратвы уже не осталось вообще.
Губернатор помог только советом: в городке есть лавка, возможно в ней еще что-то осталось.
У Рафуля имелся мешок трофейных египетских денег. Вооружившись этим самым мешком он отправился в лавку.
Там его глазам предстала желанная картина: полки в лавке ломились от разноцветных консервных банок.
- Я покупаю все! - заявил Рафуль, бросив на стол хозяину мешок, - Отсыпь себе сколько надо!
Хозяин почтительно отсчитал семь египетских лир.

В батальоне консервы были приняты и оценены по достоинству. Консервы были в разноцветных банках и что бы никого не обидеть, Рафуль выдал каждому взводу по 10 красных, 12 желтых и 8 зеленых банок.
Радостные парашютисты разожгли костры и принялись готовиться в ужину.
И тут от одного из костров прилетел разочарованный крик: - В зеленых банках варенье!
- В краcных тоже! - прилетело с другой стороны.
- И в желтых варенье... - долетел из темноты чей-то стон.
За семь лир Рафуль купил полный грузовик варенья. Особого выбора у парашютистов не было, другой еды не осталось.
Рафуль пишет, что вряд ли кто-то из тех солдат, что ночевали с ним в А-Туре еще хоть раз в жизни добровольно пробовали варенье.

Вот такая печальная история.